Максим (1_9_6_3) wrote in art_quality,
Максим
1_9_6_3
art_quality

Category:

«Бедный кавалер»

Попытаемся рассмотреть известную картину Павла Федотова «Свежий кавалер» (1846, ГТГ) с точки зрения ее художественного качества.

Федотов 1.jpg



Сюжет «Свежего кавалера» разъяснен самим автором:

«Утро после пирования по случаю полученного ордена. Новый кавалер не вытерпел: чем свет нацепил на халат свою обнову и горделиво напоминает свою значительность кухарке, но она насмешливо показывает ему единственные но и то стоптанные и продырявленные сапоги, которые она несла чистить.
На полу валяются объедки и осколки вчерашнего пира, а под столом заднего плана виден пробуждающийся, вероятно, оставшийся на поле битвы, тоже кавалер, но из таких, которые пристают с паспортами к проходящим. Талия кухарки не дает права хозяину иметь гостей лучшего тона…»

А вот как именно Федотов выстраивает художественный эффект этой картины, весьма интересно разобрал на страницах своей книги «Искусство видеть» искусствовед Сергей Даниэль:

«Вполне очевидно, что картина не сводится к прямому повествованию: изобразительный рассказ включает в себя риторические обороты. Такой риторической фигурой предстает прежде всего главный герой. Его поза – поза задрапированного в «тогу» оратора, с «античной» постановкой тела, характерной опорой на одну ногу, обнаженными ступнями. Таков же его излишне красноречивый жест и стилизованно-рельефный профиль; папильотки образуют подобие лаврового венка. Однако перевод на язык высокой классической традиции неприемлем для картины в целом. Поведение героя, по воле художника, становится игровым поведением, но предметная действительность тут же разоблачает игру: тога превращается в старый халат, лавры – в папильотки, обнаженные ступни – в босые ноги. Восприятие двоится: с одной стороны, мы видим перед собой комически-жалкое лицо действительной жизни, с другой стороны – перед нами драматическое положение риторической фигуры в неприемлемом для нее «сниженном» контексте.
Придав герою позу, не соответствующую реальному положению вещей, художник осмеял героя и само событие. Но только ли в этом состоит выразительность картины?

Русская живопись предшествующего периода была склонна выдерживать совершенно серьезный тон в обращении к классическому наследию. Это во многом обусловлено руководящей ролью исторического жанра в художественной системе академизма. Полагалось, что лишь произведение такого рода способно поднять отечественную живопись на подлинно историческую высоту, и ошеломляющий успех брюлловского «Последнего дня Помпеи» (1830-33) упрочил эту позицию…

Выводя на всеобщее обозрение одного из первых своих героев, Федотов ставит его в классическую позу, но совершенно меняет сюжетно-изобразительный контекст. Изъятая из контекста «высокой» речи, эта форма выразительности оказывается в явном противоречии с действительностью – противоречии одновременно комическом и трагическом, ибо она оживает именно для того, чтобы тут же обнаружить свою нежизнеспособность. Необходимо подчеркнуть, что осмеянию подвергается не форма как таковая, но именно односторонне серьезный способ ее употребления – условность, претендующая на место самой реальности. Так возникает пародийный эффект...»
(Сергей Даниэль «Искусство видеть». С-Пб., 2006)

Итак, художественный эффект «Свежего кавалера» очевиден. Это пародия, и ее заостренная выразительность создает художественное качество картины. Много это или мало? В сравнении с картинами заурядными во всех отношениях – это очень много. Более того, для своего исторического времени «Свежий кавалер» явился даже не просто остросюжетной картиной, а, как принято теперь говорить, «художественным жестом» и уже только этим вошел в историю русского искусства.

Но если выйти за рамки исторического контекста и отстраниться от картины на дистанцию созерцания – достаточно ли будет зрителю одного лишь эффекта пародии? Есть ли в «Свежем кавалере» какое-то иное содержание, которое, может быть, не так прямо и явно, но на каком-то этапе откроется взгляду и увлечет за собой зрителя?

К сожалению, по отношению к «Свежему кавалеру» у меня нет ответа на этот вопрос. Сюжет исчерпывается рассмотренной пародией; дополнительных, даже второстепенных линий изобразительного повествования автором не намечено. В декоративном отношении картина перегружена равнозначно активными деталями, каждая из которых играет свою собственную, персональную роль, не особенно согласуясь с ролями других «персоналий». Зачем их здесь столь много? К чему эта навязчивая какофония?..

Особенно явственно зазвучат эти вопросы, если сравнить «Свежего кавалера» с другой картиной Павла Федотова – «Сватовством майора» (1848, ГТГ):

Федотов 2.jpg



Здесь тоже можно заметить пародийные мотивы, но они не производят того острого и однозначного эффекта, которым запоминается и исчерпывается «Свежий кавалер». В «Сватовстве майора» также вполне заметна постановочная условность, театральность, но на первый план выходит не риторика, а сценография, которая увлекает и отвлекает глаз какой-то отстраненной от внешнего сюжета красотой. Да и сам сюжет здесь разветвляется на отдельные эпизоды и приобретает характер сложного и обстоятельного повествования. Но что бросается в глаза: значительно более развернутая, богатая повествовательность в «Сватовстве майора» разворачивается в гораздо более свободном, разряженном для созерцания пространстве, чем это было в «Свежем кавалере». Здесь есть паузы, которые разделяют и соединяют изобразительные эпизоды, есть замечательный негромкий и неспешный ритм взаимосогласованных деталей, есть пространство комнаты, которое вмещает в себя мир вещей и жизнь людей среди них – и всё это интересно разглядывать в обстановке весьма занятной сюжетной мизансцены.

И в даже в не столь долгом сравнении со «Свежим кавалером» нам нетрудно увидеть и понять, что «Сватовство майора» – это действительно шедевр, написанный одним из самых талантливых и значительных художников России, – настолько богата эта картина своими художественными достоинствами.

А «Свежий кавалер» бедноват, хотя и он оставил за собой место в истории русского искусства и экспонируется в Государственной Третьяковской галерее.
Subscribe

  • О выставке Пикассо и о картинках в книгах

    Так сложилось, что за последний год мне удалось пересмотреть очень много работ Пикассо в целом ряде музеев. И могу с уверенностью сказать, что…

  • (no subject)

    В родной Вятке в выставочном зале Кировского областного художественного музея им. братьев Васнецовых на прошлой неделе открылась выставка "5…

  • Фаберже vs Гуриати

    Говоря о современном декоративно-прикладном искусстве, мы чаще всего используем слово "дизайн" и гораздо реже – "произведение…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments

  • О выставке Пикассо и о картинках в книгах

    Так сложилось, что за последний год мне удалось пересмотреть очень много работ Пикассо в целом ряде музеев. И могу с уверенностью сказать, что…

  • (no subject)

    В родной Вятке в выставочном зале Кировского областного художественного музея им. братьев Васнецовых на прошлой неделе открылась выставка "5…

  • Фаберже vs Гуриати

    Говоря о современном декоративно-прикладном искусстве, мы чаще всего используем слово "дизайн" и гораздо реже – "произведение…