Максим (1_9_6_3) wrote in art_quality,
Максим
1_9_6_3
art_quality

Category:

Сюжет и образный смысл

Стоит честно признаться: нам бывает трудно понять суть художественных достоинств даже знаменитых шедевров без помощи опытного взгляда. Сколько пустопорожней и пафосной болтовни ничего толком не несет зрителю, но лишь несколько штрихов профессионала могут «открыть» образ через удивительно точную форму произведения.

Одно из таких открытий – краткий анализ композиции картины Рембрандта «Возвращение блудного сына», сделанный в книге Николая Волкова «Композиция в живописи»


Photobucket

Рембрандт. «Возвращение блудного сына». 1668-69. (262х205). Государственный Эрмитаж




«Сам по себе сюжет лишен образного смысла. Он заключает в себе возможность разных образов, разного художественного толкования.

Сюжет евангельской «Притчи о блудном сыне» и картины Рембрандта «Возвращение блудного сына» один и тот же. Но в тексте притчи это рассказ о событиях, предпосылка для поучения. В картине Рембрандта – зримая кульминация душевной драмы.

Рембрандту одинаково чужды и иносказательность притчи и повествовательность жанровой картины. Ему было ближе толковать сюжет как душевную драму.

Необычен для жанровой картины размер холста; крупные фигуры позволяют многое сказать о человеке не посредством его включения в цепь событий, а посредством углубленной передачи его состояния. Обстановочные детали отсутствуют. Художник как бы говорит: это для меня неважно, я выделяю главное. Где же это главное? Главное не в центре картины, в центре картины вертикальная полоса полумрака – цезура. Светлыми красками и тяжестью кладки вырвана из полумрака группа слева. Слепой (?) старик-отец, склоненный над сыном, положивший руки на плечи сына, и коленопреклоненный сын, припавший к отцу, слились в одном светлом пятне. Это главная группа. Справа у самого края картины – выделяется фигура другого сына, стоящего в профиль. Она освещена слабее, но все же настолько, что образует устойчивый правый край композиции. Рядом с ней немного глубже в полумраке – сидящая фигура работника. Посередине в густом полумраке едва заметно лицо служанки. И, наконец, в левом верхнем углу намечен еще один персонаж. Перед нами децентрализованная композиция с главной группой (узлом события) слева и цезурой, отделяющей ее от группы свидетелей события справа. Событие заставляет по-разному реагировать участников сцены. Сюжет строится по композиционной схеме «отклик».


Photobucket






Еще о положении на холсте главной группы. Она не захватывает геометрический центр, но находится и не у самого края картины. Мысленно передвинем ее к краю или срежем левый край, и группа потеряет значение главной, смысл схемы «отклика» пропадает. Подобно правой фмгуре, группа приобретет функцию замыкания и непременно захочется ослабить свет на ней и фронтальное положение заменить ракурсным. Главным станет пространство между выступающими «кариатидами». Это – другой смысл. Изменится смысл и в том случае, если мы приблизим главную группу к геометрическому центру. Сожмется расстояние между драматическим событием прощения и его свидетелями, скомкается мотив оценки: раздумье старшего сына, осуждение слуги. Общечеловеческий смысл превратится в смысл житейской сцены. В композиционный расчет по смыслу образа очевидно входит как децентрализация, так и ее точная мера – раздельность групп, цезура; это событие, а это – разноречивый отклик. Таково построение сюжета на плоскости относительно рамы.

Пространственный и световой компонент композиции. Яркость и тяжесть пятен располагает фигуры по степени их важности и в общем смысле определяет порядок чтения композиции. Главная группа сразу бросается в глаза, хотя и расположена не в центре. Правая стоящая фигура выделена светом слабее, воспринимается как световой и цветовой отзвук главной. Здесь известное внутреннее единство. Сидящая фигура, выражающая осуждение, затенена сильнее, и в позе и в колорите – контраст. Другие свидетели едва проступают из мрака…

Смысл картины существует только на ее языке, на языке всех ее форм. Смысл – внутренняя сторона целостного образа. Словесный анализ смысла может быть только толкованием: аналогизированием, противопоставлением, сопоставлением. Понимание смысла картины всегда богаче ее толкования».


По тексту книги Н.Н.Волкова «Композиция в живописи». М., 1977

Subscribe

  • О выставке Пикассо и о картинках в книгах

    Так сложилось, что за последний год мне удалось пересмотреть очень много работ Пикассо в целом ряде музеев. И могу с уверенностью сказать, что…

  • (no subject)

    В родной Вятке в выставочном зале Кировского областного художественного музея им. братьев Васнецовых на прошлой неделе открылась выставка "5…

  • Фаберже vs Гуриати

    Говоря о современном декоративно-прикладном искусстве, мы чаще всего используем слово "дизайн" и гораздо реже – "произведение…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments

  • О выставке Пикассо и о картинках в книгах

    Так сложилось, что за последний год мне удалось пересмотреть очень много работ Пикассо в целом ряде музеев. И могу с уверенностью сказать, что…

  • (no subject)

    В родной Вятке в выставочном зале Кировского областного художественного музея им. братьев Васнецовых на прошлой неделе открылась выставка "5…

  • Фаберже vs Гуриати

    Говоря о современном декоративно-прикладном искусстве, мы чаще всего используем слово "дизайн" и гораздо реже – "произведение…